Психологические аспекты в работе с зависимым поведением от ПАВ

О. Львова, психолог Восточно-Казахстанского областного наркологического диспансера.

ПАВ – психоактивные вещества, однократный прием которых вызывает различные субъективно приятные психические состояния, при их злоупотреблении возникает зависимость, развивается деградация личности, нарушается социальная адаптация.

 

В литературе зависимость определяется как «аддиктивное поведение «(addiction – склонность). Это форма деструктивного поведения, которая проявляется как стремление к уходу от реальности через изменение состояния сознания. Это состояние достигается путём приема психоактивного вещества, неконтролируемого приёма пищи или постоянной фиксации внимания на определенных предметах или действиях, что сопровождается развитием интенсивных эмоций. Этот процесс настолько захватывает человека, что начинает управлять его жизнью. Человек становится беспомощным перед своим пристрастием. Волевые усилия ослабевают и не дают возможности противостоять аддикции. Созависимость проявляется через фиксацию внимания на отношениях с определённым человеком.

Со временем у человека меняется иерархия ценностей: на первом месте становится объект зависимости, и это определяет весь жизненный уклад аддикта. Вся его повседневная жизнь подчиняется объекту пристрастия и «вращается» по кругу иллюзорно-компенсаторной деятельности, происходит существенная личностная деформация.

Б.С. Братусь считает, что у каждого аддикта своя внутренняя картина болезни. На её формирование влияют актуальные потребности и ожидания. Это отражается на психофизиологическом фоне опьянения, делая его психологически привлекательным [9].

Потребность в психоактивном веществе и формирование аддикции с комплексом клиническим симптомов развивается поэтапно:

  1. Эволюционный этап. Чем интенсивнее эйфоризирующий эффект, тем сильнее проявляется потребность в веществе. Таким образом, потребность сначала проявляется как вторичная, конкурирующая с основными, базовыми потребностями. Затем становится доминирующей, формируется зависимость. Если человек обращается на этой стадии формирования зависимости, то работать необходимо именно с потребностями. Необходимо выявить те из них, которые находятся в «дефиците». Психологическая помощь будет заключаться в поиске альтернативных, здоровых способов удовлетворения этой потребности.
  2. Деструктивный этап. Происходит разрушение личности: её психических, интеллектуальных структур, сферы чувств и эмоций, системы ценностей. Те потребности, что были прежде основными, теряют для зависимого своё значение. Смыслообразующим мотивом деятельности зависимого становится поиск и употребление психоактивного вещества. На этом этапе так же можно работать с «дефицитной» потребностью. Важной является работа с историей жизни, детства, семейной ситуацией. Психологическая помощь заключается в поиске здоровых способов удовлетворения потребностей, зависимому необходимо научиться анализировать свои мысли, поступки, контролировать импульсы.
  3. Этап формирования аномалии личности. На этом этапе изменения приобретают устойчивый характер, меняется личность в целом [9].Зачастую картина болезни обладает коморбидностью, сопровождается различными симптомами и синдромами: от психосоматических заболеваний до проявлений пограничного уровня психической деятельности. Здесь помощь психолога – консультанта оказывается малопродуктивой.

Развитие аддикции сопровождается усилением защитных механизмов (преимущественно отрицание и регрессия), призванных минимизировать чувство вины от аддиктивной реализации. Зависимый все больше боится рефлексировать, оставаться наедине с собой, стремится постоянно отвлечься, занять себя чем-нибудь. Начинают привлекаться другие защитные механизмы, в частности рационализация, помогающая объяснить свое поведение окружающим. Впоследствии, с появлением симптомов потери контроля рушится и аддиктивная логика рационализации, и «мышление по желанию»[7]. Психотравмирующие ситуации, личностные проблемы, послужившие триггерами наркотических срывов, пациент не воспринимает как заслуживающие внимания, не понимает их связи с зависимым поведением, что вызывает трудности в установлении доверительного диалога с ним.

Аддиктивный пациент в процессе консультирования, как правило, занимает пассивно-потребительскую позицию или сопротивляется изменениям. Многие, не видя необходимости в длительных психологических консультациях, просят сделать что-нибудь «радикальное» - загипнотизировать, закодировать, «убрать» желание употреблять наркотики. Вместе с тем отсутствие самоэффективности и страх перед рефлексией («страх встречи с самим собой, страх самого себя») и составляют ядро зависимой идентичности [8].

Согласно В. Франклу, если у человека нет смысла жизни, осуществление которого сделало бы его счастливым, он пытается добиться ощущения счастья с помощью химических препаратов [1].

Для всех видов зависимости есть нечто общее, что повлияло на формирование зависимого поведения. Александр Усков в предисловии к книге «Психология и лечение зависимого поведения» пишет, что в консультировании зависимые пациенты не вызывали в нём сочувствия: «как можно поместить в центр своей жизни какое-то химическое вещество и считать его средоточием всех своих проблем?» - пишет автор. Усков объясняет это контрпереносом, что часто возникает в процессе консультирования: происходит отражение отвержения и отсутствия сочувственного понимания, от которого страдали эти люди в детстве [12, с.5]. Поэтому, зависимый с детства привыкает идентифицировать себя с чем-то неодушевлённым, частичным, неким объектом. Позже пациент выбирает психоактивное вещество в качестве своего основного объекта.

Однако, химическая зависимость, в отличие от других видов, является проблемой не только психологической, но и социальной. Другие виды зависимости не лечат принудительно, не считая их «вызовом» обществу.

Все формы зависимости характеризуются компульсивностью и непреодолимостью влечения. Всех их питает мощная сила подсознания, и это становится причиной требовательности и ненасытности. Именно с этими проявлениями психологу стоит особо тщательно и длительно работать. Способность контролировать своё состояние у зависимого человека сведена к минимуму. Отклоняющееся поведение может быть различной степени тяжести – от почти нормального поведения до тяжёлой физической и психологической зависимости.

Зависимый не несёт ответственности за своё состояние, но отвечает за свои действия и поступки. Такой подход подтверждается и генетическими исследованиями [12]. Трезвость поддерживается благодаря внимательным и заботливым отношениям близких, если таковые имеются, психологом, группой взаимодействия. Зависимому, прежде всего, нужен опыт таких отношений, где он учится проявлять заботу о себе самом, брать ответственность за свою жизнь, чтобы контролировать аффекты.

Одна из особенностей зависимых – неспособность поддерживать самооценку и заботиться о себе. С этим аспектом можно успешно работать в консультировании, возвращая пациенту устойчивость в восприятии себя путём осознания своих особенностей, потребностей и желаний, своих прав и способностей.

Основные причины формирования зависимого поведения:

  1. длительные невротические конфликты;
  2. структурный дефицит;
  3. генетическая предрасположенность;
  4. семейные и культурные условия.

Часто отмечается взаимосвязь между зависимым поведением и склонностью к депрессиям и личностными расстройствами.

Главной причиной зависимого поведения является дефицит адекватной интернализации родительских фигур и, как следствие, нарушение способности к самозащите. Именно по этим причинам у зависимых нарушаются и другие функции:

  • Рефлексия
  • Аффективная сфера
  • Контроль импульсов
  • Самооценка.

Многие зависимые пациенты не способны выстраивать и поддерживать близкие межличностные отношения из-за этих проявлений недостаточности. В близких отношениях зависимому главным образом мешают нарциссическая уязвимость и аффекты, импульсы, которые сам он контролировать не способен. Аффекты вызывают напряжение и боль, которые зависимый и пытается облегчить с помощью употребления психоактивного вещества. Это становится отчаянной попыткой хоть как-то владеть собой и управлять своим поведением, состоянием.

Ещё одна мишень в психологической работе с зависимостью – умение избавляться от напряжения, не прибегая к объекту пристрастия. Зависимому необходимо учиться выдерживать жизненные трудности, физический дискомфорт, не изменяя состояние сознания и справляться с напряжением через медитации, самоанализ, обращение за помощью к близким.

Блатт, Берман, Блум-Фешбек, Шугарман, Уилбер и Клебер подробно исследовали природу психоактивной зависимости и выявили основные факторы:

  1. Необходимость избавляться от агрессии, способность утилизировать её;
  2. Стремление удовлетворить потребность в симбиотических отношениях с материнской фигурой;
  3. Потребность облегчить депрессивное состояние и апатию;
  4. Нескончаемая борьба с чувствами стыда и вины, ощущением собственной ничтожности в сочетании с повышенной самокритичностью [12, с.18].

Мир наркотиков становится спасительным прибежищем от суровой реальности, где Супер-Эго становится их же мучителем и тираном. Подобное наблюдается у тяжёлых невротических пациентов.

Чтобы изменить жизнь зависимого, необходима долгосрочная глубокая психологическая работа с опорой на следующие моменты:

  • Контроль аффектов
  • Устойчивость самооценки
  • Выстраивание близких отношений

Психологи часто сталкиваются с алекситимией. Большая часть зависимых людей не умеют распознавать, осознавать и определять переживаемые чувства и эмоции. Работа психолога начинается с распознавания сферы чувств.

Во многих исследованиях аддиктивного поведения особое внимание уделяется либидальным элементам, садизму и мазохизму. В 1908 г. Абрахам (Abraham, 1908) в своей работе выявил связь алкогольной зависимости и сексуальности. Зависимость разрушает защитный механизм сублимации. Поэтому возникают ранее вытесненные проявления детской сексуальности: эксгибиционизм, садизм, мазохизм, инцест и гомосексуализм. Употребление спиртного и есть проявление сексуальности алкоголика, но в результате приводит его к импотенции. Вследствие чего возникает иллюзия ревности. Абрахам выявил взаимосвязь алкоголизма, сексуальности и невроза. Фрейд и Абрахам главной причиной зависимости считали нарушение функции либидо. Радо описывал картину зависимости как потребность в облегчении боли, получение наслаждения дорогой ценой страдания и саморазрушения. Удовольствие от половых близких отношений подменяется удовольствием от химического вещества.

В 1927 г. Эрнст Зиммель (ErnstSimmel, 1927) в своей работе «Психоаналитическое лечение в санатории» описывает особый режим содержания пациентов с химической зависимостью. Пациенты находились в санатории круглосуточно. Им разрешалась любая деструктивная деятельность: обламывание веток деревьев, убийство и пожирание изображений персонала. Пациентов кормили 2-3 раза в день, им разрешалось находиться в постели столько, сколько им хотелось. Кроме того, к каждому пациенту была приставлена сиделка, которая всегда подбадривала, поддерживала его. Таким образом, пациент, отказываясь от химического вещества, получал то, в чём нуждался больше всего в своей жизни: возможность быть ребёнком у доброй, всегда поддерживающей, ласковой матери, которая всегда рядом и никогда не покинет его[12]. Затем осуществлялся постепенный выход из этой фазы – как отнятие от груди. Пациента приучают к самоанализу, принятию ответственности за свою жизнь. Таким образом, зависимый имеет возможность получить новый здоровый опыт ранних отношений с матерью. Ведь именно они были травмированы у аддикта.

Гловер (Glover, 1931) так же указывает на психологическую природу возникновения зависимого поведения. Он считает, что без психологической работы лечение зависимости невозможно, воздержание будет давать только временный эффект. Гловер пришёл к выводу, что наибольшее внимание стоит уделять первым двум годам жизни человека, глубже изучать оральный эротизм аддиктов.

Роберт Сэвитт в своей статье «Gсихоаналитическое исследование аддикции: структура Эго и наркотическая зависимость» (RobertSavitt, 1963) рассматривает несколько видов зависимостей, выделяя для них различия. Общим для всех является нарушения отношений в диаде «мать – ребёнок». В зависимости от степени нарушений на раннем этапе развития Эго у людей проявляются разные пристрастия к еде, табаку и другим объектам. Чем тяжелее нарушения, тем сильнее зависимость.

Зависимость – это детский голод по теплоте, близости, заботе. Именно это ищет алкоголик в компании, создавая иллюзию дружбы, поддержки и принятия. Наркоман стремится отделиться от матери, самостоятельно контролировать свою жизнь, создавая иллюзию контроля своего употребления. Курение – иллюзия наполненности, попытка восполнить тот телесный контакт, который так нужен был ребёнку в период грудного вскармливания. Пищевая зависимость помогает поддерживать иллюзию удовольствия, благополучия в отношениях, заполнить пустоту и одиночество. Созависимость – иллюзия близких отношений. В сущности, в «алкогольных компаниях» и протекает формирование многих черт «алкогольной личности». Только здесь больной начинает чувствовать себя в своей стихии, чувствовать общность, спаянную одной целью — выпивкой. Именно здесь происходит формирование многих понятий, особого мировоззрения, даже целого «кодекса чести» больного алкоголизмом. Внешняя оживленность и теплота, объятия и поцелуи (столь легко переходящие в ссоры и жестокие драки) являются по сути лишь атрибутами все той же иллюзорно-компенсаторной деятельности — имитацией, нежели подлинной реальностью душевного общения. Со временем, эти формы имитации становятся все более стереотипными, заезженными, алкогольное действо — все более свернутым, все менее опосредствованным, его участники — все более случайными и легко заменимыми. Таким образом, автор указывает на деградацию личности больного алкоголизмом как на «снижение» и «уплощение» его личности [11].

Наркомания – это необратимый процесс, и все негативные изменения, которые произошли в результате употребления, а именно: изменения внутреннего мира, способов существования и отношений с другими людьми, остаются с этими людьми навсегда[4].

В психологической литературе описывается «донаркотическая» личность наркомана. Определяющим фактором считается импульсивный характер, который в большей степени способствует развитию зависимости. Картина болезни схожа с импульсивным неврозом. Однако, чтобы определить предпосылки к формированию зависимости, важно обратить внимание на символическое значение объекта пристрастия. Что пациент получает, употребляя химическое вещество: иллюзию дружбы и близости, иллюзию контроля и спокойствия и тому подобное [2].

Наркотическая зависимость даёт иллюзию уверенности и устойчивой самооценки, мнимое удовлетворение потребности в уважении. Объект зависимости находят только те, для кого это имеет большое значение. Наблюдения показывают, что зависимому крайне сложно выдерживать напряжение, боль, любой физический и эмоциональный дискомфорт. Любое ожидание, неопределённость переживаются как невыносимые. Наиболее выражены нарциссические черты и пассивность. В психологическом консультировании можно увидеть существенные различия в личностных особенностях наркоманов и алкоголиков.

У алкоголика преобладают невротические черты. Он тяжело переносит одиночество, поэтому в группе старается присоединяться к ведущему или найти единомышленников. Психолог для него сильная родительская фигура. У алкоголика высокий уровень чувства вины, от которого он пытается освободиться, общаясь в группе. Он соблюдает правила, выполняет задания, старается быть «хорошим». В связи с этим возникает сложность в работе с чувствами недовольства, злости и раздражения, так как алкоголик привык их подавлять. Проявление агрессии для него большой риск.

Из-за непринятия себя, своего «Я», своей идентичности, алкоголик постоянно стремится впадать в слияние с группой, которое можно проследить в его фразах: он говорит «мы» вместо «я», часто прибегает к обобщениям или позиции «я как все». Чужие переживания вызывают в нём сильные чувства именно из-за того, что он «присоединяется» к другим участникам: «я чувствую, как ты обижен» или «я чувствую, как ты скучаешь». Алкоголику трудно отделять свои собственные переживания, он очень боится предъявлять себя в группе.

Нарушение личностной идентичности у наркозависимых проявляется по-другому, чаще это более серьёзные нарушения, чем в случае с алкогольной зависимостью. У них преобладают нарциссические черты. Они не выносит слияния, стремится обособиться в группе. В этом проявляется страх потерять контроль, быть «поглощённым». В отличие от алкоголика, наркозависимый часто вступает в конфронтацию, обесценивает психолога, участников, сам процесс. Этот процесс необходимо замечать, делать осознанным и разбирать на группе. Наркозависимый не умеет просить и получать поддержку, так как для него это является признанием собственной слабости. В процессе консультирования он учится чувствовать эту потребность – быть поддержанным, услышанным, принимать сочувствие. Тогда пропадает необходимость обесценивать всё происходящее. Он живёт с постоянным страхом унижения, в нарциссическом колебании от ощущения всемогущества до ощущения ничтожности [10].

Алкогольная зависимость – это стремление к общности и слиянию, а наркотическая – это стремление к независимости. Первый обеспечивает себе безопасность через иллюзию близости, а второй - через отвержение и отрицание своей потребности в близости [10].

Проблема зависимого поведения расширяется до семейного расстройства. Наилучший вариант выхода из череды проблем – психологическая помощь зависимому и его созависимым родственникам. Необходимо помочь созависимым близким выстроить здоровые границы в семье, научиться заботиться о себе, помогая тем самым зависимому близкому. Созависимым необходимо понять, какая именно помощь нужна зависимому, чего он действительно ждёт от родителей. Таким образом, у созависимой матери появляется шанс дать своему зависимому сыну ту любовь и тепло, которую он ожидает. Тогда ему не нужно будет искать это в иллюзорном мире опьянения.

Психологическая работа с зависимыми проводится в формате групповых и индивидуальных консультаций, отдельно - для созависимых родственников.

Используемая литература:

  1. Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник. - М.: Прогресс, 1990. - 368 с
  2. Березин С.В. Психология ранней наркомании. – Самара: Самарский университет, 2000 – 64 с.
  3. Братусь Б.С. Аномалии личности. – М.: «Мысль», 1988. - 301 с.
  4. Ваисов С.Б. Наркотическая и алкогольная зависимость. Практическое руководство по реабилитации детей и подростков. — СПб.: Наука и Техника, 2008. — 272 с.
  5. Змановская Е.В. Девиантология. Психология отклоняющегося поведения. Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. - 2-е изд., испр. - М.: Издательский центр "Академия", 2004. - 288 с.
  6. Иванова Е.Б. Как помочь наркоману. - СПб., 1997. – 144 с.
  7. Короленко Ц.П. Психоанализ и психиатрия. - Новосибирск: Наука, 2003. - 665 с.
  8. Короленко Ц.П. Психосоциальная аддиктология. - Новосибирск: «Олсиб», 2001. - 262 с.
  9. Менделевич В.Д. Клиническая и медицинская психология. -МЕДпресс-информ, 2008. - 432 с.
  10. Наркомания и алкоголизм как два полюса несвободы в отношениях с другими людьми / [Электронный ресурс] // Режим доступа: www.gestalt.ru. Дата обращения: 18.10.2016.
  11. Наркомания: Методические рекомендации по преодолению наркозависимости. Под ред. А.Н. Гаранского. - М., 2000. – 384 с.
  12. Психология и лечение зависимого поведения. Под ред. С. Даулинга / Пер. с англ. Р.Р. Муртазина. – М.: Независимая фирма «Класс», 2007. – 232 с.

Контакты

  • г. Усть-Каменогорск, ул. Бурова 21/1
  • Приёмная - 8 (7232) 26-51-89
    Регистратура - 8 (7232) 26-04-59
    Факс - 8 (7232) 26-19-44
  • E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.
  • Транспорт:
    Автобус № 3,42,46,32,47
    Маршрутное такси № 246,230,212
    Остановка "Поликлиника"
  • Главный врач – Смагулов Хабдылманат Жумагазынович

    Зам. главного врача по лечебной работе – Бауэр Юрий Владимирович

8 (7232) 26-06-51 - служба поддержки прав пациента и внутреннего контроля Мирко Е.Б.
8 (7232) 24-90-44 - отделение острых алкогольных психозов и медицинской коррекции и реабилитации зависимых от ПАВ, Назырова Флюра Шамгоновна
8 (7232) 26-76-89 - отделение медицинской коррекции и реабилитации
8 (7232) 26-06-51 - заведующая поликлиники Кискина Гульмира Талгатбековна
8 (7232) 57-86-04 - кабинет круглосуточной экспертизы
8 (7232) 26-43-23, 8-777-332-02-91 - бесплатный дневной стационар, платное введение препаратов пролонгированного действия «кодировка», Бардадынова Людмила Викторовна
8 (7232) 26-84-59 - организационно-методический отдел, Казачек Зоя Владимировна
8 (7232) 29-54-73 - ЦВАД Старший фельдшер, Ровнякова Л.К.
8 (7232) 70-15-78 - подростковый кабинет Калиев Манап Слямович
8 (7232) 57-80-91 - заведующая наркологическим отделением для принудительного лечения (ОПЛ) - Джумагулова Гульнара Мурзатаевна
8 (7232) 24-90-44 - платное стационарное лечение